atlantico

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

atlantico > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
200818 Bиктoрия 22:15:56

nichts ist unendli­ch

Продолжать буду не скоро, очень-очень не скоро. Может быть никогда.

Виктория. Тайна синих глаз.
Часть 1.


­­Пятница, 26 ноября, 1993 год.
­­Нью-Йорк, а именно Манхэттен, полностью осматриваемый только с высоты птичьего полета, в это осеннее время года был прекрасен, как никогда. Действительно впечатляющим для любого прохожего был фасад самого узнаваемого в мире отеля The Plaza на пересечении Пятой авеню и 59-й улицы Мидтауна. После встречи с моим старым другом и просто улыбчивым швейцаром Томом, который с радостью поприветствует вас и поможет донести багаж, вы не встретите ни одного «вырви глаз» цвета (кроме тяжелых кроваво красных персидских ковров, покрывающих вечно холодный мрамор), так как в оформлении буквально всех предметов декора использованы исключительно спокойные, пастельные оттенки. Интерьер этого архитектурного сооружения явно не уступает своей внешней оболочке и выполнен в изысканном стиле шато: хрусталь, мрамор, дорогие породы дерева и золото присутствуют в каждой до блеска натертой поверхности, а утонченные бархат, велюр и другие благородные ткани переплетаются друг с другом в дизайне всех помещений, включая сами номера. Ежедневно эта роскошь встречает и провожает сотни людей, которые не прочь оставить несколько тысяч долларов, в попытках побаловать свое самолюбие. Кто-то потом и кровью карабкался к такой жизни и теперь им по статусу (да и личным предпочтениям) не положено селиться НЕ в этот отель, а кто-то частенько захаживает сюда, чтобы впечатлить молоденьких дамочек, которые вечно держат под ручку своих «папиков-старичков»­ и что-то слащаво щебечут им на ушко. Знали бы вы, как такие девицы в мехах ведут себя с такими, как мы, как они напыщенно каждый раз повторяют: «Мне обязаны все, а я ни-ко-му и ни-че-го не должна!» — никогда бы больше не сели с ними за один столик в ресторане или не приостановились бы с бокалом шампанского, чтобы просто обсудить погоду (порой, часто бывает, что подобные разговоры это все, на что они способны). Неимоверно раздражает такое поведение, но ничего с этим не поделать и нужно исполнять все прихоти. В рамках разумного, конечно. Таковы правила и нарушить их — себе дороже.
­­Уже не первый год на 20-ом этаже в The Grand Penthouse Suite проживает некая молодая вдова — хранительница одной из самых загадочных отельных историй, для которой все эти дорогостоящие апартаменты и рестораны за 8 лет замужества стали ежедневной обыденностью. А теперь и двухлетней каторгой. Новенькая горничная как-то раз поделилась со мной, что совершенно случайно открыла "не ту" дверь, попала в гардеробную с верхней одеждой и буквально утратила дар речи, почувствовав свою материальную несостоятельность. Дизайнерских пальто, плащей и накидок в классическом стиле, полушубков из песца, норки, горностая и лисы, как и невероятно мягких на ощупь шуб из ценного соболя от самого Карла Лагерфельда (кстати, ее хорошего знакомого, который по доброй душе пошил ей пару-тройку нарядов и лично подарил несколько шубок) — всего этого там было вполне предостаточно, чтобы приодеть весь женский актерский состав какого-то фильма о богеме годов эдак 40-60-х. Ну а мы с вами сразу пройдем мимо вечно пустующей комнаты для гостей и кабинета, а после попадем в уютную гостиную, где нет ничего лишнего и каждый предмет стоит всегда на своем месте. Даже если что-то не по стандарту номера, то никто это не имеет право убрать или переставить – все, повторюсь, на своем месте. Стены в ней напоминают предрассветную мглу, опустившуюся на Golden Gate, будто они и есть часть того тумана, укутывающего красный мост в свое прохладное одеяло. Роль яркого пятна посреди небесной гармонии выполняет букет алых роз, который по данному еще при заезде указанию горничные меняют каждые два-три дня. Позолота на картинных рамах и мебели по вечерам отлично играет в свете огня потрескивающей в мраморном камине древесины, еще больше выделяясь своим блеском на фоне лазурно-голубой велюровой обивки и туманных стен. Рядом с диваном стоит круглый журнальный столик на металлических ножках, а на нем вальяжно отдыхают после типографии The New York Times, New York Post и The Wall Street Journal, которые наша гостья любит читать за чашечкой утреннего кофе с молоком. Если пройти по лестнице наверх, то можно очутиться в просторной спальной комнате, где кровать размера King занимает особо почетное место и главное украшение этой обители сновидений и тайн влюбленных парочек, живущих здесь "до" — это шикарное изголовье с причудливой резьбой.
­­Хотя, честно говоря, все это не так важно в данный момент. Хотелось бы отстраниться от всех этих рекламных описаний и наконец рассказать о той даме, которая все равно продолжает снимать это благополучие с того самого момента, как умер ее муж. Кто-то без угрызения совести может позавидовать этой женщине на террасе, находящейся в компании батлера и прислуги, обновившей второй стакан хорошего чистого бурбона, пока она в это время смотрела на юго-восточные красоты Центрального парка, обрамленного манхэттенскими небоскребами. Для ее глубоких голубых глаз (как перед Богом) открываются во всей красе позолоченные верхушки редких деревьев, средь которых расположился небольшой пруд; изредка за этими густыми кронами вязов и кленов можно было увидеть влюбленные парочки и семьи с маленькими детьми, ведь они во время заката не обременены заботами о заработке, а просто наслаждаются жизнью и обществом друг друга; и чего только стоят сотни огоньков из окон каменных зданий-великанов, которые успели построить буквально за последние 100 лет – не это ли есть настоящая красота по-американски? Пожалуй, посоревноваться в зрелищности с местными видами может только теряющее свою яркость и плавно уходящее за горизонт солнце, и хозяйка номера, что томным вздохом разбудила тишину не только своих мыслей, замерших на мгновение, но и усталое каменное сердце. Будто трещина во время землетрясения разрезающая на части асфальт, воспоминания нещадно оставили на полном крови моторе свою отметку и его громкий стук ударил прямо по барабанным перепонкам. А мысли о прошлом-то никуда от нее и не уходили, по сути, просто были поставлены на паузу. Жаль только то, что за эти два года одиночества она так и не научилась по-настоящему отпускать сложившуюся ситуацию и, будучи наедине с собой, часто опускала руки, беззвучно рыдая в подушку – только лишь на людях была довольно замкнутой, холодной особой. Честно говоря, я бы никогда не сказал, что эта добрая душа могла успеть пережить сложные времена — когда буквально все идет под откос. Смею предположить, что именно поэтому она не стала возвращать себе свою девичью фамилию, а оставила ту, что подходит ей сейчас так, как никогда раньше — Эдельштайн. В переводе с ее родного немецкого языка это значит «драгоценный камень» – есть что-то в этом судьбоносного, не так ли?
­­- Мэм, с вами все хорошо? - обеспокоенно спросило единственное доверенное лицо во всем Нью-Йорке, единственное по-настоящему бесполое для нее существо, именуемое себя мужским именем, которое заменяло госпоже всех ее близких подруг и друзей, которые могли бы у нее быть.
­­- Ja, Klaus, danke. Alles ist ganz gut. Fur heute sind Sie frei. Aber, bitte vergiss meine Tickets nicht.. - Эти слова очень насторожили мужчину, ведь за два года он слышал от нее исключительно английскую речь, тогда как по-немецки она говорила непосредственно в одиночестве. С собой. Порой, когда женщина его не замечала, то вела разговор вслух со своими мыслями, например, стоя перед зеркалом и рассматривая до мельчайших деталей явно стареющую и угасшую на фоне многочисленных стрессов внешность. Она всегда любила подчеркивать разными оттенками красного свои и без того темные пухлые губы, чем-то напоминающие небольшой бантик, выделяющийся на бледном полотне ее кожи, местами отмеченной небольшими родинками. Накрасить губы – это был обязательный ритуал перед любым выходом в свет. Нельзя сказать, что делала это для кого-то, чтобы обратить на себя внимание. Больше всего на свете она не любила появляться среди толпы, где большинство завистливых взглядов прикованы к ее идеальной осанке, всегда уложенным волосам, умудренному опытом взгляду и красным губам – это все приносило жуткий дискомфорт. Пусть с самого детства ей приходилось ощутить на себе все тяготы правильной и хорошей девочки из еще более правильной немецкой семьи, но девушке всегда казалось, что находиться дома в компании домашнего животного или любимого человека, намного комфортнее, чем средь вечно оценивающих взглядов. Все, что делала она с собой и своей внешностью – исключительно для себя, для личного комфорта, создавая маленькие барьеры между миром и частичками своего тела и души. Бесспорно, все же главным барьером был ее взгляд. Последние два года к ней не то чтобы не хотели подходить знакомиться или что-то спросить как мужчины, так и случайные прохожие (ведь много кто изъявлял желание), а просто боялись этого убийственного взгляда, от которого становилось, мягко говоря, не по себе. Не приведи Господь, сказать что-либо "не то" или улыбнуться не в нужный момент – женщина моментально вопросительно поднимала свою левую бровь и отводила взгляд, больше не желая вглядываться в глаза (эдакие цветные пятна с червоточинами внутри) своего собеседника. Да, с самого детства ей прививали хорошие манеры и учили контролировать эмоции, но в моменты глупости ее "товарища" все ее эмоции читались, будто книга.
­­Поэтому этот переход был звоночком для него, а то и целым колоколом, что сегодняшняя годовщина на нее влияет далеко не самым лучшим образом, как и этот ежемесячный ритуал, которого они придерживались с ее второй половинкой еще со времен его жизни. Вот только жива ли по-настоящему стоящая дама у перил — сложный вопрос. Старый Клаус не раз ловил себя на мысли, что эта женщина, пожалуй, единственная из всех его знакомых, которая настолько сильно хранит в сердце эти нежные чувства, что и ему самому совесть иногда стучит в душу, потому что о своей благоверной он уже давно успел позабыть. А о Нем гостья ни разу не проронила лишнего слова, предпочитая держать подальше свои заботы от того, кому она доверяла, как самому себе. Среди персонала отеля поначалу только и было сплетен об их паре (хотя и без «плазовских» болтливых ртов бесконечно долго эту информацию мусолила пресса на своих страницах), мол, кому же было выгодно столь влиятельного человека, одного из, не побоюсь этого слова, умнейших инвесторов, вкладывающий свои деньги во всегда успешные проекты, убить прямо на террасе такого роскошного номера, который они после всех событий среди своих называли как «Каменный». Старик пытался в это не лезть, но как не сказать что-то в защиту госпожи Эдельштайн, в то время когда «знающие все и всех» горничные буквально с горящими от скорости речи языками выдвигают свои самые разные теории. И именно в этот открывающий душу момент мажордом был уверен, что все ее мысли сейчас погружены в воспоминания о совместно проведенных вечерах с единственным Мужчиной-которого-б­ольше-нет. Он прекрасно знал и помнил обо всех ее планах и выходах в свет на ближайшие две недели, поэтому позволил себе перебить, по-доброму улыбаясь:
­­- Да-да, конечно. Я все помню. Будут лежать на столике. Желаю Вам хорошо провести вечер, а завтра с утра я подам один из самых лучших завтраков, который Вы когда-либо попробуете в своей жизни. Это будет что-то новенькое.

Категории: Что вообще происходит?
23:49:04 Алебастр
Не, все-таки вот претензия на художественность - это не твое.
00:05:02 Bиктoрия
Пытаться стоит всегда, хоть и не художественно.
00:10:32 Bиктoрия
Не трогала это полгода и не планирую больше трогать. Просто опубликовала на память. Прошла любовь к этой истории, завяли помидоры. Такие дела.
пятница, 17 августа 2018 г.
142 темный генерал в сообществе kyuuketsuki 09:03:23
подпишу

name

неправильные заявки проигнорирую

­­

в ближайшее время запущу платный стол заказов
денег хоть на пару вкусняшек подзаработать :-(­


Категории: Аватар, BERSERK
09:59:20 Reich..
broken,пожалуйста
13:16:09 ангмарец
i66.beon.ru/6/7/1520706/74/127964274/broken.gif
13:23:12 Reich..
Благодарю Вас
четверг, 16 августа 2018 г.
:'> TamiChan 20:51:45
ебаные головные боли.
третью ночь я не могу нормально поспать.
зато с ноотропами поспала 6 часов. (:|­
надо опять колёс сегодня двинуть. завтра тяжёлый день. лучше бы поспать. :-?­

Подробнее…I wanna use you and abuse you
I wanna know what's inside
Moving on
Hold your head up, moving on
Keep your head up, moving on

­­
09:36:47 TamiChan
переборщ.
can_you_hear_the_sil­ence? lee eun bi 

heart skipped­ a beat








­­

I'm scared to get close and I hate being alone. I long for that feeling to not feel at all.

­­

The higher I get, the lower I'll sink. I can't drown my demons, they know how to swim.

­­










Почему ЦБ ЕС изъял купюру 500 евро? Gold Meister 00:56:50
Изъяли купюру 500 евро, оперируя тем, что якобы её подделывают злоумышленники. Тогда почему нельзя было просто усилить защиту 500 евровой купюры?
показать предыдущие комментарии (2)
10:04:34 Brianna Kennedy
Ммм да, тут всё интереснее... Возможно они просто не считают, что средства, вложенные в модернизацию окупятся и количество подделок сократится достаточно? Т.е. даже более совершенную защиту можно подделать, а номинал большой, значит подделывать будут. В таком случае ЦБ всё равно придётся выводить...
еще...

Хорошо. Я бы тоже так подумал, но есть одно НО. Вывод из обращения данной купюры достоинством в 500 евро банку ЕС обойдётся дороже, нежеле если банк ЕС модернизировал купюру достоинством в 500 евро.
Ммм да, тут всё интереснее... Возможно они просто не считают, что средства, вложенные в модернизацию окупятся и количество подделок сократится достаточно? Т.е. даже более совершенную защиту можно подделать, а номинал большой, значит подделывать будут. В таком случае ЦБ всё равно придётся выводить её из обращения, но позднее, и вложив ещё больше средств, чем если вывести сразу
10:09:48 Gold Meister
Я думаю, что это первый шаг на пути к обезналичиванию денег! И плавному переходу на электронные деньги!
14:15:56 Brianna Kennedy
О об этом я не подумала Может быть и так) В таком случае действительно процесс начали бы с наиболее крупных купюр
18:59:25 Gold Meister
Боюсь, конечно не дай бозе, но следующая купюра это 200 евро.
среда, 15 августа 2018 г.
hold kenwaroo 19:19:33

В моменты физической слабости становится хуже.
Без солнца и неба становится темно. Мне страшно.

Категории: Короткопост, Спасите, Что-то серьёзное
- Еsthеr 14:12:20

born to be wild

Я часто наблюдал издалека за тем, как злятся люди. И часто слышал их эмоционально-речево­й поток, который сложно контролировать. Вчера я поймал себя на мысли, что очень завидую людям крайне эмоциональным, которые, словно спичка, могут возгореться и также быстро потухнуть. Их эмоциональные вспышки порой вызывают благоговейный страх - подоплеку уважения и восхищения. Я завидую им также и по той причине, что негатив отпускает их крайне быстро.
Как бы я не хотел всецело выразиться эмоционально, будь то что-то положительное или что-то негативное, я не могу этого сделать. Я ощущаю себя котлом с водой. Любая негативная ситуация - это капля, которая ударяется о поверхность воды. Отдается отзвуком, звонком бьет по стенкам, и по факту - ничего. Меня раздражает собственная черта отсутствия эмоционального отклика. И когда терпение уже кончается, я не могу прекратить вариться в собственном соку, а именно - в размышлениях.

Я очень хочу все пустить по своему течению.
Я очень хочу прекратить все контролировать.
Я хочу расслабиться и прекратить обдумывать каждый дальнейший шаг, забыть про все обязательства, хочу прекратить забивать себе голову чужими проблемами.
Но как мне это прекратить?

Ведь тогда все просто двинется под откос.
показать предыдущие комментарии (2)
14:40:46 Еsthеr
Содрать с себя несколько шкур, но так и не прийти в итоге к прекрасному результату. Что может быть лучше?
14:41:46 Еsthеr
Я не доволен. И просто в бешенстве.
14:44:28 Еsthеr
Несколько раз я написал об отсутствии эмоций, а также о том, что я зол. На самом деле, злость эта никак более и не проявляется, кроме размышлений и учащенного сердцебиения.
14:44:48 Еsthеr
И как тогда это нужно называть, если не злость?
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
wonderful eregrace 10:28:46
— Каждый кхал выбирал себе трёх кровных всадников, которые сражались подле него и оберегали его дорогу. Но я — не кхал. Я не буду выбирать трёх кровных всадников. Я выбираю каждого из вас. Но я потребую от вас большего, чем когда-либо требовал любой кхал! Оседлаете ли вы деревянных коней, чтобы переплыть чёрное солёное море, вместе со мной? Убьёте ли моих врагов в их железных одеждах и разрушите ли их дома? Дадите ли вы мне Семь Королевств — подарок, обещанный мне кхалом Дрого перед Матерью Гор? Со мной ли вы? Теперь и навеки?
­­ ­­

Категории: Citations, TV series, Х
.... огнесручий какаду 06:53:25
родители именно должны дать ребенку хорошее образование(чтобы потом он не клянчил денюжку, а сам помогал уже), и дать жилье, или хотя бы помочь с ипотекой. все остальное уже можно назвать умываю руки, дальше пусть как хочет. но если не дали основ, чему теперь удивляться(c)

ВАИСТИНУ!!!!!!!!!!
06:55:27 Yaromyr
Родители перестают тебе быть должными с того момента как родили, научили ходить, горовить и подтирать зад.
07:10:51 Фельберт
Образование это правильно, хотя я сам поступил на бюджет. А с квартирой загнули.
07:16:21 огнесручий какаду
Родители перестают тебе быть должными с того момента как родили, научили ходить, горовить и подтирать зад. СДОХНИ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!
07:19:36 Фельберт
Просто не надо быть инфантильным
Капитан Два Лица ARINArom 05:33:30
 
­­

Говорят, ты весьма неравнодушен к морю.
А разве можно, зная, что оно существует, быть равнодушным?


Это настолько великолепно что нет слов, хотя нет, мыслей столько, что связно их рассказать и не получится.
Обожаю истории о морских приключениях, битвах, путешествиях, чудовищах и... пиратах.
Капитан два лица это история в которой нашлось место юмору, сражениям, интригам, ядам, предателям и даже настоящей любви.

У принца как и у многих людей его положения было два лица, для всех и для себя. С самого детства. Только так можно было не сойти с ума.

Ино. Дуан. Капитан. Принц. Король. Милосердный. Свободный. Мне кажется он был бы замечательным правителем. Все его решения идут от сердца. Он влюблён в жизнь так, как могут быть ей увлечены только люди свободные, счастливые. Его решение взойти на престол изначально отторгает жестокой идеей использовать сестру и снова обрести долгожданную свободу. Но он действует - решительно, без сомнений, делает то, что нужно. И в конце концов в его сердце появляется темнота только из-за прошлого, которое его преследует и во снах и наяву.
Династия пиратов, которые горят мечтой о море, просторе и приключениях. Королевская семья где у каждого свои секреты так или иначе связанные с кораблями уплывающими за горизонт.

-Дылда, - сообщила Розинда вполголоса и наградила его взглядом исподлобья. - Глыба льда! И коса дурацкая, мышкин хвостик!

Розинда - морская роза, в чем то беспощадная и жесткая, но в целом хрупкая и мечтающая о свободе так же неистово как и старший брат. Её побеги из дворца, купленный и построенный корабль, команда собранная из детей простолюдинов - всего лишь попытки жить так, как велит ей сердце. Окончательно принятое решение - взойти на престол вместо «уснувшего» брата, замужество которого она так страшилась - поступки уже не девочки, а взрослой женщины. Готовность принять свою судьбу и жить счастливо.
Арро - «славный малый», принц холодного королевства - юноша который становится другом, а потом - почти братом. Осторожный, отстранённый, но от главы к главе раскрывающийся. Отважный, смелый, импульсивный в некоторые моменты, метко бросающий подносы, верный. Великолепный.

Ты хотел узнать, как становятся пиратами, так? Я не знаю. Но я могу показать тебе, как они умирают.

Железный, Дарина, Кеварро - все они пазлы этой истории. Отец не по крови, но по духу. Подруга, Чёрный боцман, верный соратник. Друг, брат, советник, несостоявшийся убийца. Мир зеркал отражает подобное. И каждый в этом мире имеет значение. Все решения, которые были приняты в прошлом отражаются в будущем и когда Багэрон берет на Лассару юного принца он всего лишь возвращается в прошлое.
Пиратами видимо не становятся, ими рождаются. Это бурление в крови, жажда страстей и неизведанного, азарт и пляска смерти, горящие глаза и развивающиеся паруса - это все вы найдёте в этой невероятной книге.
В конце концов королевская роза не потеряла юного Сокола, она обрела его в другом лице.
В капитане Два Лица.

Может ли удача быть злой и нести не счастье, а погибель? Человеческому уму недоставало зоркости, чтобы ответить «да».

Эл Ригби - спасибо огромное.
вторник, 14 августа 2018 г.
14.08.18 Monk Kyo 00:01:49
Решила принять участие в челлендже Рисуй его полностью. В итоге я застряла на втором задании, когда вышло последнее. Моя главная проблема при участии во всякого рода челленджах - стабильное рисование. Я рисую только тогда, когда хочу. Но срок до 31 августа. а вдруг успею. Какие же мужчины всё же сложные анатомически. Больше всего жаль, что первое-то задание я выложила, поэтому совесть не даёт просто забить.

­­


Категории: Порисульки
понедельник, 13 августа 2018 г.
tduj кадаверус 21:32:16
http://www.phys.nsu.­ru/balakina/El%27sgo­l%27dz_Dif_ur_i_var_­isch.pdf
tduj
Старый календарь аon 12:58:32

­­


Хорошо было бы в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки. И нет тоски, и ты внемлишь этой атмосфере не в утешение своей тоски. Просто в этом месте так приятно ждать. Последний крюк впившийся в тебя оборвется с приходом того, чего ты ожидаешь.

Пусть будет ожидание. Ожидание гостя издалека. Не гостя, но провожатого. Багажа у тебя нет, есть только ты, хороший добротный плащ и мягкая крепкая обувь. В такой одежде и в стужу ты чувствуешь себя уютно как в одеяле.
В помещении прохладно, почти холодно. В нем красивый слабый запах чего-то прекрасного, о чем ты давно позабыла.
Позади тебя оглушительная суета. Такое ощущение будто бы ты незаметно выскользнула из огромного запертого решетками зала, в котором раз за разом разгорались драки, безумие и крики.
Тебя там знали и ты была вовлечена, но в один день тебя не стало для них, а их не стало для тебя. Все твои вещи там, в зале. Ты выскользнула в неприметной серой одежде и она сейчас на тебе - это все, что осталось. За тобой тихо, но крепко закрылась стальная дверь открывшаяся всего на мгновение, открывшаяся ровно настолько, насколько ей нужно было открыться, чтобы твое тело могло в нее проскользнуть. Ты будто долго болела, ощущала сильные боли, а затем все прошло. И всё это вокруг - как момент угасания этой боли.

В этом месте ты прячешься. Прячешься потому что не доверяешь себе. И недоверие это как недоверие к человеку, который имея на столе свежие фрукты и прочую добротную благую пищу бежал бы к мусорной яме в поиках чего-нибудь поживиться.

­­


Хорошо было бы: стук в дверь, выйдя из домика величиной в одну просторную комнату ощутить холод окружившего тебя бездонного обширного пространства. Сумерки.
Тебе вручают легкий фонарь и сообщают о том, что путь очень далек. Сначала пешком, затем на какой-то диковинной карете, затем снова пешком до станции, а затем многие многие вечера на поезде. Старинном поезде среди таких же как ты: молчаливых, сбежавших, участливых, но не навязчивых. Все они - крайне интересные собеседники, но это не важно. Ни для кого не важно в этом месте.
Долгая дорога. Настолько, что в поезде образуется свой небольшой быт. Есть остановки.
А затем неопределенность. Что-то любопытное, но не лишающее тебя спокойствия.

Время не угнетает тебя и ты осознаешь себя как осознаешь камень на дороге или стакан на столе. Ты не ждешь от себя ничего из того, что тебе не по силам. Ты поступаешь просто и правильно, нет ничего лишнего. Всего столько сколько необходимо и все уместно.
Дорога не позволяет ничему липнуть к тебе, ничто не успевает утвердиться, ничто не хватает тебя за руки и не тянет на себя - не успевает...

Этого хорошо было бы ждать в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки.
Где просто приятно ждать.


18:39:44 аon
Не с кем сравнивать. И незачем изводить себя требовательным взлядом.
Я вернулся Теплый хлебушек 09:27:44
Привет дневник, давно не виделись. Я вернулась, но на долго ли. Медленно, но верно я подхожу к концу. За что не возьмусь, все бросаю. Мне все еще интересно заниматься делами, которые я бросила, но я почему-то просто не могу заставить себя вернуться к ним. Не досматриваю аниме и сериалы. Я бросила группу в вк, не смотря на то, что на нее был неплохой спрос. Ушла с фикбука после хорошего дебюта. Не выполнила ни один заказ на тесты. Не могу закончить один тест уже приличное количество времени. Даже флешмоб с челленджем не закончила. Последний раз бросила недочитанную книгу, хотя она показалась мне интересной. Я все еще рисую, но с меньшим стремлением. И все еще меня не отпускает желание написать большой фанфик. Я даже делала много попыток начать. Писала первую главу, продумывала часть сюжета, придумывала персонажей и все. В свет фанфики не выходили, так и оставшись забытыми в папке с черновиками.
Вина, безусловно, только на мне. Это не магнитные бури и не полнолуния виноваты. Целыми днями и читаю фанфики и ленюсь. Когда пытаюсь сделать что-то полезное, быстро устаю и оставляю это. Если так и дальше пойдет, я никогда в жизни не смогу совершенствоваться.­ Я буду доходить до границы, а перепрыгнуть ее мне не позволит мое собственное я. Хочу бороться с этим.
Сегодня досмотрела первый сезон мультика. Это так глупо, но я могу считать это достижением, потому что не бросила его. Думаю, будет неплохо вернуться к заказам на тесты и еще раз попытаться выполнить их. В этот раз, я не буду планировать в них что-то трудное и объемное, с чем не смогу справиться. Просто маленький шажок :3

Категории: Нытье
09:34:23 Affilia
Удачи.))
09:41:26 ну привет
Такое бывает^_^ у меня тоже так
12:54:39 Теплый хлебушек
Спасибо с:


atlantico > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
аааа
.
читай в дневниках:
Тест: Вы как чувство. Мечта/Dream •Вы...
Тест: В чем твоя индивидуальность...
Тест: [Ваша текстура] Вариант ? Вы...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх